RSS    

   Владимир Клавдиевич Арсеньев — выдающийся исследователь Дальнего Востока

катере ему удалось подняться до верховьев реки, где появление

самодвижущейся лодки, идущей против течения, произвело на камчадалов

сильное впечатление. Во время этого путешествия Арсеньев собрал богатейший

материал по этнографии, археологии и географии полуострова.

Закончив работу на Камчатке, Арсеньев поступил на службу в

Дальневосточное управление рыболовства и охоты на должность заведующего

морскими звериными промыслами [46]. В этот же период Владимир Клавдиевич

начал заниматься педагогикой. В Хабаровском народном университете читает

лекции по краеведению и со своими слушателями проводит ряд экспедиций.

В 1921 году Арсеньев принял участие в работах Владивостокского музея

Общества изучения Амурского края (ныне Приморский краеведческий музей им.

В.К. Арсеньева) в качестве заведующего отделом этнографии. С этого времени

исследовательская деятельность Арсеньева приобретает особенно широкий

размах. Уже в течение лета 1922 года он изучает крайний северо-восточный

угол побережья Охотского моря — Пенжинскую и Гижичинскую губы (рис. 6).

Помимо выполнения основного задания — промыслового обследования района,

исследователь занялся подробным физико-географическим изучением этого

глухого и малообжитого района Дальнего Востока.

В следующую навигацию путешественник уже на Командорских островах (рис

6). Арсеньев составил подробные карты островов, обозначив лежбища котиков,

изучил их повадки и разработал систему мероприятий, способствующих росту

поголовья пушных зверей.

После Командорских островов ученый вновь посетил Камчатку. 29 июля

1923 года под его руководством были произведены раскопки на северо-западном

берегу Култучного озера, а 4 августа Владимир Клавдиевич вместе с

несколькими спутниками совершил восхождение на сопку Авачинского вулкана, а

сам Арсеньев к тому же еще спустился в кратер вулкана (рис. 6).

С 1926 года Владимир Клавдиевич работал в Дальневосточном

переселенческом управлении, и тогда же он возглавил экспедицию Наркомзема

СССР по изысканию колонизационных фондов в северной части горной области

Сихотэ-Алинь (рис. 7). Экспедиция получила название «Анюйская» [46, 48].

[pic]

Рис. 7. Схема маршрута Анюйской экспедиции В.К. Арсеньева (1926)

(по Малову В.И., 1986)

В последующем 1927 году Владимир Клавдиевич возглавил и провел

последнюю в своей жизни экспедицию по маршруту Советская Гавань-Хабаровск.

Вследствие выхода в свет многих книг и статей Арсеньева, имя его

становится столь популярным, что к нему обращаются решительно все — кто за

справкой, советом, а кто и с предложением своих услуг для участия в

экспедициях.

В 1930 году Арсеньев работал в Бюро экономических изысканий

Уссурийской железной дороги в качестве его начальника. Тогда же он

возглавил руководство четырьмя экспедициями по обследованию мест в районах

предполагаемого строительства в северной части Приморья. Намечалась новая

заманчивая перспектива, и Арсеньев с головой ушел в работу.

Летом 1930 года он выехал в низовья Амура (г. Николаевск-на-Амуре) для

инспектирования экспедиций, и это было его последнее путешествие.

Простудившись в тайге, Владимир Клавдиевич заболел и возвратился во

Владивосток тяжело больным. В больнице у него признали крупозное воспаление

легких и, несмотря на все принятые меры, надломленный годами скитаний

организм начал сдавать, и 4 сентября 1930 года в 15 часов 15 минут дня

Арсеньева не стало [23].

Вся плодотворная экспедиционная деятельность Владимира Клавдиевича

Арсеньева как географа протекала почти беспрерывно с 1900 по 1930 гг. Кроме

Уссурийского края он путешествовал и по многим другим областям Дальнего

Востока. Но все же особе внимание уделял экспедициям по изучению горной

области Сихотэ-Алинь, наиболее крупные, продолжительные и значимые из

которых подробнее описаны в следующей главе.

2. Исследования и труды ученого

Он дорог не начинал с вокзала,

Не баюкало его в пути купе.

Шел он со своим Дерсу Узала

По лесной извилистой тропе…

(Г. Корешов, 1947)

2.1. Экспедиции В.К. Арсеньева по изучению горной области Сихотэ-

Алинь (1906, 1907, 1908-1910 и 1927 гг.)

2.1.1. Экспедиция 1906 г.

В 1905 году Россия потерпела поражение в русско-японской войне, что

заставило правительство больше внимания уделять Дальнему Востоку. Власти

Приамурья приняли решение обследовать горные области Сихотэ-Алиня. Главной

целью было создание подробной стратегической карты.

22 апреля 1906 г. командующий войсками Приамурского военного округа

генерал-губернатор Унтербергер отдал приказ №404 [27,C.62], где говорилось:

«В течение всего лета и осени для исследования хр. Сихотэ-Алинь и береговой

полосы… назначаю экспедицию. Начальником и руководителем экспедиции

назначаю… штабс-капитана Арсеньева».

Целью экспедиции было исследование всей горной области Сихотэ-Алинь к

северу от зал. Святой Ольги до бухты Терней (45(с.ш.) и к западу от

водораздела в системе истоков р. Уссури и её притоков — рек Ли-Фудзина,

Ното и Имана (рис. 8). Также экспедиции поручалось обследование перевалов

от моря через хр. Сихотэ-Алинь севернее зал. Св. Ольги. Экспедиционные

работы согласился финансировать Приамурский отдел Русского географического

общества, дополнительные средства выделил приамурский генерал-губернатор

П.Ф. Унтербергер.

Экспедиция состояла из 21 человека — её начальника В.К. Арсеньева и

трех его помощников: поручика Г.Г. Гранатмана, инженерного подпрапорщика

А.И. Мерзлякова и хорунжего Анофриева; флориста Н.А. Пальчевского, который

еще до отправки самой экспедиции направился в зал. Св. Ольги, где в её

ожидании занимался ботанизированием, 4 уссурийских казаков и 12 стрелков-

охотников. Во время пешего подхода (май-июнь) от ст. Шмаковка до зал. Св.

Ольги (примерно 400 км) принимал участие начальник штаба Приамурского

военного округа генерал-лейтенант П.К. Рутковский, а затем с 3 августа в

отряде появился еще один член экспедиции — проводник-гольд Дерсу Узала.

Настоящее имя его было Дэрсу из рода Очжал (Оджал), жившего незадолго перед

тем в верховьях Уссури, но почти целиком вымершего после эпидемии оспы.

Дерсу, его брату Степану и трем родственникам посчастливилось остаться в

живых [27,32,46].

[pic]

Рис. 8. Схема маршрута экспедиции В.К. Арсеньева 1906 г.

(по Маслову В.И., 1986)

Выступив 20 мая от ст. Шмаковка (рис. 19), экспедиция прошла вверх по

р. Уссури до места слияния составляющих её рек Даубихе и Улахе, откуда по

последней она поднялась до перевала через хр. Сихотэ-Алинь. Выйдя на

восточный склон хребта, экспедиция спустилась к устью реки Фудзина и вышла

к деревне Кокшаровка, расположенной в долине р. Улахе. В.К. Арсеньев

подробно и красочно описал эту экспедицию: «Спуск с хребта в сторону

Фудзина был крутой. Перед нами было глубокое ущелье, заваленное камнями и

буреломом. Вода, стекающая каскадами, во многих местах выбила множество ям,

замаскированных папоротником и представляющих собой настоящие ловушки.

Гранатман толкнул одну глыбу. При падении своем она увлекла другие камни и

произвела целый обвал [8,C.105].

По р. Фудзин экспедиция дошла до слияния его с р. Ли-Фудзин и вышла на

перевал через Сихотэ-Алинь, затем по р. Вай-Фудзин (Аввакумовка) спустилась

к зал. Св. Ольги и селению то же наименования. Отдохнув, отряд направился

по берегу моря на север, вверх по р. Арзамасовке, реками Тапоузе и Хулуай,

которые впадают в зал. Владимира.

«Отряд расположился в верховьях притока р. Хулуая. Печальную картину

представляют из себя долины обеих этих речек, заболоченных, стесненных

горами, — казалось, что жизнь там вымерла. Тишина полная, только издали

слышан глухой басистый голос серой цапли…» [Дневники , 1972, С.130].

Поднявшись по р. Лисягод, экспедиция вышла на р. Тадуши и по ней

достигла Сихотэ-Алиня. Поднявшись по р. Вангоу, отряд перевалил через

хребет и спустился в бассейн р. Ното. Возвратившись назад, к югу,

экспедиция пошла вновь по рекам Тадуши, Ли-Фудзин и далее по р. Тетюхе,

проходя по берегу которой В.К. Арсеньев обнаружил многочисленные выходы руд

цветных металлов. После экспедиция вышла к морю.

Снарядившись снова, отряд посетил реки Аохобе, Мутухе и Санхобе и

остановился у бухты Джигит, где по р. Иодзыхе поднялся на хр. Сихотэ-Алинь:

«Река Иодзыхе самая большая из всех рек, виденных мною на этой стороне

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17


Новости


Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

                   

Новости

© 2010.