RSS    

   Владимир Клавдиевич Арсеньев — выдающийся исследователь Дальнего Востока

Многие книги Арсеньеву рекомендовал и приносил Грум-Гржимайло, в том

числе и географические сочинения о Восточной Сибири.

В 1896 году училище было с отличием закончено, Владимиру исполнилось

24 года.

Арсеньев просился на службу в какой-нибудь из полков, стоявших в

Восточной Сибири, но вакансий не было. В январе 1896 года Аресеньев был

«высочайшим приказом произведен в подпоручики с переводом в 14-й пехотный

Олонецкий полк» [27:33], который дислоцировался в польском городе Ломжа

(Польша входила тогда в состав Российской Империи).

Жизнь и служба в Ломже позаоляла В.К. Арсеньеву усиленной работать над

собой. Он стал больше читать и готовить себя к будущим исследованиям.

Владимир увлекался чтением «Сборников географических, топографических

статистических материалов по Азии», Д. Леббока —« Начало цивилизации и

первобытная культура», А.Н. Лыпина — «История русской этнографии», Шнейдера

— «Наш Дальний Восток». Он устроил у себя террариум, где держал рептилий и

земноводных, наблюдая за их жизнью. Слава об этом террариуме

распространилась по всему городу, и дети знакомых приходили смотреть разных

«гадостей» [24].

Примерно в то же время В.К. Арсеньев женился на своей давней знакомой

Анне Константиновне Кадашевич и в сентябре 1900 года у них родился сын

Владимир.

4 года прослужил Владимир Клавдиевич в Ломже, постоянно настаивая на

своем переводе на Дальний Восток. После нескольких отказов Арсеньеву помог

начальник штаба генерал Федоров и перевод состоялся.

В мае 1900 года В.К. Арсеньев «высочайшим приказом» был переведен в 1-

й Владивостокский крепостной пехотный полк [34].

1.3.3. Начало путешествий

5 августа 1900 года Владимир Клавдиевич Арсеньев прибыл к месту службы

в г. Владивосток. В 1900 году Великий Сибирский путь только что отстроился

и железнодорожная линия дошла до оз. Байкал. Дальше Арсеньеву нужно было

ехать на лошадях.

Жизнь во Владивостоке из-за удаленности от центра не отличалась

спокойствием: вино и картежная игра процветали как среди военного, так и

гражданского населения. Журналов, газет, культурных обществ и прочего не

было.

Арсеньев быстро освоился с обстановкой и начал знакомиться с

окрестностями города. Он часто посещал Тихую бухту в Уссурийском заливе,

Русский остров и другие места, обошел все горные вершины вокруг

Владивостока, которые в то время были покрыты густыми лесами и

кустарниками. Встреча с коренным населением тайги и китайцами, жившими в

разбросанных повсюду фанзах, и наблюдения за их жизнью и хозяйственным

укладом давали массу впечатлений и материалов, которые в последствии В.К.

Арсеньев изложил в своих научных работах [1].

Арсеньев искал такой должности, которая позволила бы ему сочетать

службу с самостоятельными научными изысканиями, пусть самыми скромными.

Командир 1-го крепостного полка Орлов пошел ему навстречу и осенью 1902

года отдал Арсеньеву под начало охотничью команду, после чего тот просто

обязан бывать в тайге [27].

В 1900-194 годах круг знакомых В.К. Арсеньева увеличился. Он

встречался с врачом и этнографом Н.В. Кирилловым, педагогом В.Е.

Глуздовским, геологами Анертом и П.И. Полевым и председателем Общества

изучения Амурского края Н.М. Соловьевым.

Первыми экспедициями будущего исследователя были походы в долину р.

Суган (Партизанска) и р. Судзухе, оз. Ханка (рис. 4), в район зал. Святой

Ольги. Спутники его, как правило, оставались постоянными — добровольцы из

солдат Владивостокского гарнизона. Во время этих путешествий Арсеньев

тщательно, аккуратно вел подробные, но вместе с тем лаконично точные по

изложению дневники.

По утверждению многих биографов Арсеньева [3, 23] в 1902 году в

истоках р. Лефу произошла встреча путешественника с гольдом Дерсу Узала

(рис. 3), сыгравшая исключительно крупную роль в осуществлении почти всех

последующих экспедиций Арсеньева. Но А.И. Тарасова (1985), Л.И. и Ю.А. Сем

(1972) и В.И. Малов (1986) опровергают это, утверждая, их встреча в

действительно произошла 4 года спустя на р. Тадуши, и это подробно описано

в путевом дневнике 1906 года [ ].

После окончания русско-японской войны в декабре 1905 года Арсеньев был

направлен в Хабаровск, в штаб Приамурского военного округа и был

прикомандирован к генерал-квартирмейстерской части штаба округа для

производства рекогносцировочных работ.

В Хабаровске Владимир Клавдиевич Арсеньев с П.К. Рутковским (начальник

штаба), С.Н. Ванковым (председатель Приамурского отдела Русско-

географического общества), А.П. Сильницким (редактор газеты «Приамурье»),

М.К. Азаровским (историк литературы, позднее — профессор), Н.А. Дзюлем

(краевед-охотовед), П.В. Шкуркиным (ориенталист), А.А. Емельяновым (зоолог-

герпетолог) и многими другими людьми, сыгравшими в дальнейшем большую роль

в осуществлении его планов по исследованию Дальнего Востока. Благодаря

многим из них после 1905 года В.К. Арсеньев притворил в жизнь изучение

северных районов Приморья — от хр. Сихотэ-Алинь до Японского моря. Его

путешествия 1906-1910 гг. стали всемирно известными. Владимир Клавдиевич

предпринял три сложнейшие экспедиции в горную область Сихотэ-Алинь. Первая

экспедиция 1906 года проводилась им в южной части Сихотэ-Алинь. Арсеньев 9

раз пересекал водораздел. Во время второй экспедиции 1907 года в

центральную часть Сихотэ-Алиня наш путешественник пересек его 4 раза.

Третья экспедиция, начатая в 1908 году, осуществилась в северной части

главного хребта [35, 40].

1.3.4. Признание

Зимой 1900-1911 гг. Арсеньев приезжал в Москву и Петербург, где

выступал с докладами в Русском Географическом обществе, Обществе любителей

естествознания, антропологии и этнографии. Блестящие по форме и содержанию

доклады его вызвали огромный интерес к Дальнему Востоку.

Здесь он встретился с известными деятелями и учеными: В.В. Радловым,

Д.А. Семеновым-Тян-Шанским, Ю.М. Шокальским, С.Ф. Ольденбургом, Д.Н.

Анучиным, В.В. Богдановым, А.Н. Максимовым и П.К. Козловым, только что

возвратившимся из своего путешествия в Центральную Азию.

По возвращении в 1911 году в Хабаровск Арсеньева назначают директором

краевого музея, который в то время был в полном запустении (рис. 5). В этой

должности он пробыл вплоть до 1918 года [23].

В 1911 году Владимир Клавдиевич по заданию генерал-губернатора

предпринимает экспедицию на побережье Японского моря к северу от залива

Святой Ольги (рис. 4). Задача ее заключалась в борьбе с хищническим

иностранным соболеванием, которое приводило к массовому истреблению ценного

пушного зверя в крае. Экспедиция началась в июне 1911 года с р. Нахтоху,

затем путешественники двинулись к югу, изучая реки Нахтоху, Холопку,

Сунерх, Каньчжу, Кулаху, Тахобо, Кусун и Соен, и закончилась в заливе

Джигит в ноябре того же года.

В 1912 году также по заданию генерал-губернатора Арсеньев совершает

экспедицию в Никольск-Уссурийский и Иманский уезды, Ольгинский и

Заольгинский станы для борьбы с хунхузами, грабившими местное население,

особенно в приграничной зоне (рис.4).

В то же время Владимир Арсеньев неплохо продвигался по службе [12]: в

апреле 1911 года В.К. Арсеньев был переведен в ведомство Главного

управления землеустройства и земледелия с сохранение звания штабс-капитана,

в 1912 году — уже произведен в капитаны, в 1913 году — в подполковники.

В период 1912-1916 гг. Арсеньев развернул весьма интенсивную

литературную и научно-исследовательскую деятельность. В это время он собрал

значительные материалы по древним памятниками старины, природы и жизни

туземцев.

В 1916 году Арсеньев посетил Маньчжурию. Там, в Харбине, по

приглашению Русского общества ориенталистов он выступил с рядом докладов о

своих исследования [23].

После февральской революции В.К. Арсеньев, как хорошо знавший нужды

коренного населения Дальнего Востока, назначается комиссаром по

инородческим делам в Приамурском крае. Одновременно он продолжает

исследовательскую работу и с июня 1917 года по февраль 1918 года совершает

экспедицию в бассейн среднего течения Амура для обследования бассейна р.

Тунгуски (рис. 4). Экспедиция получила название «Олгон-Горинская» (или «Кур-

Олгонская»), т.к. за ее время путешественником были обследованы реки (кроме

Тунгуски) Олгон, Горин и Кур, кроме них еще реки Ин, Урми, Уркана, Амгунь,

оз. Болонь-Оджал и хребты Ян-де-Янге и Быгин-Быгинен.

В 1918 году Арсеньев отправляется на Камчатку с целью исследования

условий хозяйственного освоения долины р. Камчатки (рис. 6). На моторном

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17


Новости


Быстрый поиск

Группа вКонтакте: новости

Пока нет

Новости в Twitter и Facebook

                   

Новости

© 2010.